Освітні новини – Бліц-огляд / Груд 2014

Освітні новини – Бліц-огляд / Груд 2014

Инновации и изменения в транснациональном образовании: совместные программы между европейскими и российскими вузами

Опубликован отчет с результатами исследования, посвященного совместным образовательным программам между вузами ЕС и Россией и осуществленного для Представительства ЕС в России. Миссия началась в январе 2013 года и завершилась в октябре 2014 года на конференции в Москве, посвященной обсуждению результатов исследований с российскими и европейскими университетами, а также с работающими над совместными программами экспертами.

Исследование было призвано определить, насколько совместные программы представлены в программах международного сотрудничества российских университетов, рассмотреть степень институциональной поддержки, имеющейся для их развития, определить преимущества и сложности, с которыми сталкиваются совместные программы. Отчет обобщает результаты проведенного исследования и опыт реализации совместных программ между вузами России и ЕС, а также дополнен каталогом примеров совместных программ между европейскими и российскими вузами.

Ключевые выводы исследования:

Моделі фінансування програм “досконалості” в Європі та їх вплив на університети

Асоціація європейських університетів (EUA) у рамках проекту DEFINE опублікувала новий звіт, в якому досліджуються моделі фінансування програм досконалості (excellence schemes) в Європі, які ставлять за свою головну мету сприяння удосконаленню університетського сектору. У звіті з промовистою назвою “Фінансування досконалості” пропонується огляд такого роду національних проектів у європейських країнах, аналізується їхній вплив на розвиток університетів.

У дослідницькому звіті “Фінансування досконалості” (Funding for Excellence), підготовленого у ході виконання дослідницького проекту DEFINE, здійснено огляд визначальних характеристик, логіки і цілей розбудови та імплементації національних програм удосконалення університетського сектору. Зазначається, що поруч з такими цільовими пріоритетами, як наприклад посилення міжнародної видимості чи конкурентоспроможності університетів, поліпшення досліджень та/або якості викладання, подібні ініціативи також спрямовані на підвищення ефективності фінансування в університетській сфері.

Российские наука и высшее образование в условиях глобализации / Саймон Марджинсон

Educational StudiesПод таким названием в журнале Вопросы образования (Высшая школа экономики, Москва) опубликована статья всемирно известного эксперта, профессора международного высшего образования Института образования Лондонского университета Саймона Марджинсона. В части поднимаемых в публикации актуальных проблем и оценки современного состояния высшего образования на постсоветском пространстве, статья может быть интересной и для украинских ученых, экспертов, полисимейкеров относительно эффективного видения стратегических направлений развития высшей школы в Украине.

С момента распада СССР в России изменилось очень многое, однако в сфере высшего образования и науки мир за ее пределами,  по-видимому, трансформировался сильнее, чем ситуация внутри страны. Глобальное распространение Интернета привело к тому, что все национальные научные системы вошли в единую англоязычную научную систему, в то же время сохраняя свои отличительные черты. В настоящее время большинство технологических инноваций и разработок продуктов полностью или частично реализуются на глобальном уровне. В таких условиях для каждой страны чрезвычайно важно обеспечить своим ученым свободный доступ к единому научному процессу,  что означает участие в мировой науке и международное сотрудничество.

Однако связи российской науки с мировой все еще остаются довольно слабыми. Индексы ведущих российских университетов в глобальных рейтингах публикаций и цитируемости значительно ниже аналогичных показателей зарубежных университетов. В период с 1995 по 2012 г. количество научных статей, написанных международными коллективами авторов, выросло в мировом масштабе на 168% и десятикратно увеличилось в Китае. Однако аналогичный показатель для России составляет всего 35%. Низкий уровень интернационализации российских университетов и российской науки в целом, а также неуклонное устаревание научных ресурсов, накопленных в советский период, обусловливают снижение показателей страны в научных рейтингах. Этому есть как объективные (количество научных статей снижается, и Россия значительно отстает от динамично развивающегося Китая и других стран Восточной Азии, в меньшей степени — от Бразилии и Индии), так и субъективные (в определенных областях, таких как инженерное дело, производство, стратегические и конструкторские разработки, российская наука имеет неоспоримо сильные позиции, однако работы выполняются по большей части на русском языке и не публикуются в международных журналах, а следовательно, остаются незамеченными) причины.

Достижение цели, поставленной в рамках реализации государственной политики (вхождение пяти российских университетов в список 100 лучших университетов мира), возможно только в отдаленном будущем. Китаю и Сингапуру потребовалось 20 лет, чтобы вывести свою науку на мировой уровень, и российским политикам необходимо определять стратегию развития с учетом долгосрочных перспектив. Тем не менее у российской науки имеются значительные возможности для достижения улучшений и в ближайшем будущем. Текущие низкие показатели интернационализации представляют собой стратегическую возможность. Опираясь на опыт стран Восточной Азии, можно сказать, что при значительном развитии международного сотрудничества, публикаций и бенчмаркинга Россия может добиться крупных успехов.

Избранные цитаты из статьи:

Рейтинг QS и рейтинг журнала Times Higher Education частично основываются на данных опросов, в которых оценивается репутация университетов. Вряд ли можно рассматривать такие оценки как источник достоверных данных. Формировать рейтинг университетов на основании социологических опросов — все равно, что определять расстояние между Землей и Солнцем, попросив группу людей угадать это значение, а затем приняв среднее арифметическое их ответов в качестве искомого результата. От среднего значения, построенного на догадках, не приходится ожидать хорошей астрофизики. Равно как и социальных наук, изучающих высшее образование. Кроме того, следует иметь в виду, что отдельные университеты могут добиться более высокого места в рейтингах QS и Times Higher Education, договорившись с их составителями об интерпретации данных выгодным для себя образом, а также проводя те или иные маркетинговые мероприятия, которые могут оказать влияние на результаты репутационных опросов, используемых составителями рейтингов. Но “успех” такого рода — не более чем иллюзия. Он может исчезнуть уже завтра — при проведении нового опроса или после завершения маркетинговой кампании. / (с. 9-10)

Результаты научно-исследовательской деятельности напрямую зависят от вложенных средств. Разумеется, одних только финансовых инвестиций недостаточно. Сколько бы государство ни наращивало ассигнования на науку, оно не получит ожидаемых результатов, если не создаст необходимую организационную систему и культуру. Однако в долгосрочной перспективе сложно добиться роста количества и повышения качества научной продукции, не увеличивая выделяемые на R&D ресурсы, а занять лидирующее положение в глобальной науке без серьезных инвестиций просто невозможно. / (с. 12)

Государства Восточной Азии уделяют большое внимание образованию и науке, вкладывают в них значительные средства и ставят перед ними цели, достижение которых можно проверить на деле, а не по бумажным отчетам. Выполнение поставленных задач непрерывно отслеживается, а затем выбираются новые цели, направленные на дальнейшее развитие. В результате мы можем наблюдать очевидный и быстрый прогресс.  … Правительства стран Восточной Азии рассматривают повышение позиций своих университетов в международных рейтингах как результат проводимой политики и свидетельство повышения их эффективности, а не как основной инструмент образовательной политики или стимул развития./ (с. 20-21)

Если мы убедились, что цель добиться вхождения пяти российских университетов в число ста лучших в мире к 2020 или 2030 г. является недостижимой, то, возможно, в качестве стимула к повышению активности и эффективности научных исследований следовало бы выбрать другую цель и другие критерии сравнения. В более общем виде вывод можно сформулировать так: следует выбрать альтернативный подход к сравнению научных достижений, который позволит учесть специфику и исторический контекст российской науки. Вместо того чтобы фокусироваться на слабостях, обусловленных преимущественно недостаточным участием в глобальном научном процессе, следовало бы определить изначально присущие российской науке сильные стороны. Именно они являются источником возрождения. / (с. 26-27)

Сохранение в неизменном виде традиционной роли Академии наук и научно-исследовательских институтов, не входящих в систему университетского образования, тормозит становление исследовательских университетов в России. Университеты не могут развиваться по модели англо-американских или западноевропейских университетов, совмещающих исследовательскую и образовательную деятельность, пока не изменится структура организаций, ранее доминировавших в системе российской науки. … Опыт Китая свидетельствует о том, что вполне может существовать эффективная научная система, включающая как академии/институты, так и исследовательские университеты. При этом и университеты, и другие исследовательские учреждения, развиваясь, могут превращаться в новые виды организаций, достигающие более высокого уровня научной продуктивности и интернационализации. Ключевым фактором, обусловившим успех китайской научной системы, стало увеличение количества публикаций на английском языке. / (с. 27)

Важно помнить, что инвестиции в исследования и разработки не приносят мгновенного результата и должны осуществляться десятилетиями. Всякий раз имеет место значительный промежуток времени между инвестициями в развитие системы — и ростом количества научных статей, и далее — повышением индекса цитирования, и только потом — использованием этого индекса для сравнительного анализа, и в конечном счете — ростом количества университетов мирового уровня. / (с. 31)

По материалам оригинального исследования: Марджинсон С. Российские наука и высшее образование в условиях глобализации (пер. с англ. Е. Шадриной) (PDF)

Share